Парламентская газета (30.03.2018): Почему сигнал пожарной тревоги молчал

Почему пожарная сигнализация, система оповещения, система пожаротушения, система дымоудаления — ВСЕ противопожарные системы в сгоревшем торговом центре «Зимняя вишня» не работали.

В числе пяти задержанных по делу о пожаре в Кемерове есть и сотрудник ЧОПа, который, по версии следствия, при получении сигнала о возгорании отключил систему оповещения. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин на совещании с Владимиром Путиным­ сообщил, что пожарная сигнализация не работала с 19 марта. По словам Бастрыкина, охранник ТЦ после начала пожара не включил систему оповещения, которая работала в отличие от сигнализации. «Мы не можем дать этому разумного объяснения, какой­то неподготовленный человек», — сказал он.

Как и почему это произошло и кто принимал роковое решение, выяснит следствие. Мы же зададимся другим вопросом. Почему система оповещения о пожаре контролируется некой частной фирмой? Почему жизнь и безопасность тысяч людей находятся в руках какого­то случайного чоповца? Разве не МЧС является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по надзору и контролю в области обеспечения пожарной безопасности?

SOS через посредника

Ответы на эти вопросы можно поис­кать в истории прошлых трагедий. Например, в истории резонансного пожара 13 декабря 2015 года в Воронежском психоневрологическом диспансере в селе Алфёровка. Тогда погибли 23 человека и тогда якобы не сработала система автоматического вызова пожарных. Так, может быть, всё дело в технике?

 

Генерал­майор в отставке МЧС России Виктор Кривошонок,­ который в декабре 2015 года лично выезжал в Воронежскую область и разбирался на месте трагедии, уверен, что к специальному пожарно­техническому оборудованию с условным наименованием «Программно­аппаратный комплекс (ПАК) «Стрелец­Мониторинг», которым был оснащён диспансер, вопросов нет. Этот комплекс — основа всей противопожарной системы на соцобъектах с 2009 года. Предназначен он для приёма сигнала «Пожар» в автоматическом режиме. Тогда сигнал вообще не дошёл до пожарной части потому, что объект был подключён не напрямую, а через посредника, где и был установлен приёмный пульт. Сигнализация сработала, но диспетчер коммерческой организации посчитал этот сигнал ложным и не передал его пожарным. Чудовищно то, что пожарная часть находилась всего в 700 метрах от диспансера.

При этом Федеральный закон от 22.07.2008 №123 «Технический рег­ламент о требованиях пожарной безопасности» прямо запрещает передачу тревожного сигнала через посредников. Часть 7 статьи 83 предписывает обеспечить передачу извещений о пожаре в подразделения пожарной охраны из зданий соцобъектов в автоматическом режиме без участия персонала объектов и любых организаций, транслирующих эти сигналы.

 

По следам воронежской трагедии МЧС выпустило приказ №35, в котором фактически отказывалось от передачи сигнала напрямую в пожарную часть. Этим же приказом предписывалось направить в Госдуму законопроект о внесении изменений в статью 83 ФЗ №123 в части включения в схему дублирования сигналов о пожаре коммерческих структур в лице частных охранных предприятий, мониторинговых организаций и тому подобное. МЧС обосновывало свою инициативу тем, что существует значительное количество мониторинговых центров, ЧОПов и иных организаций, предоставляющих подобные услуги, которые способствуют занятости населения. Законопроект был отклонён Госдумой по тем основаниям, что передача тревожного сигнала о пожаре через посредника ведёт к задержке приезда пожарных подразделений и, как следствие, к возможности гибели людей. Кроме того, коммерческие структуры ответственности за непоступление сигнала о пожаре не несут, так как действующим законодательством она возложена на собственника объекта и подразделения ФПС МЧС России. И ещё: передача тревожного сигнала о пожаре через посредника означает нецелевое расходование бюджетных средств на фиктивные услуги посредников, так как вызов любых аварийных служб на территории России является бесплатным.

Закон не указ

Несмотря на то что законопроект был отклонён, сегодня фактически санкционировано введение посредников в схему дублирования сигналов о пожаре, а также разрешено применение систем передачи извещений любых производителей без проведения государственных испытаний в установленном порядке. Во многие регионы и муниципалитеты потоком хлынули коммерсанты всех мастей с заманчивыми предложениями разместить закупленные ими «по дешёвке» системы.

 

И это несмотря на то что, по словам Виктора Кривошонка, Федеральный закон от 29.12.2012 №275­ФЗ «О государственном оборонном заказе» разрешает использование подразделениями МЧС только специальной пожарно­технической продукции, которая относится к категории оборонной, и для неё разрабатываются обязательные требования. До её передачи государственному заказчику она должна пройти государственные испытания, приёмку и получить разрешения на применение.

 

К слову, технические требования на ПАК «Стрелец­Мониторинг» были специально разработаны в соответствии с государственным оборонным заказом по поручению президента страны и правительственной комиссии. Но, несмотря на это, МЧС с 2012 года ни разу не проводило закупки комп­лекса и не выделяло бюджетных средств на техническое обслуживание уже установленного оборудования. Вместо этого МЧС разрешено размещать на безвозмездной основе любые системы, причём не только не прошедшие государственных испытаний, но даже и несертифицированные, по договорам благотворительности. Формально положения Федерального закона №275­ФЗ «О государственном оборонном заказе» не нарушаются, ведь бюджетные деньги на закупку «левых» систем не потрачены. Но при этом закрываются глаза на то, что такие системы не соответствуют требованиям безопасности, то есть потенциально опасны.

Согласно официальным данным статистического сборника «Пожары и пожарная безопасность в 2016 году», внедрение ПАК «Стрелец­Мониторинг» позволило резко сократить количество погибших на пожарах на социальных объектах с 83 человек в 2013 г. до двух человек в 2016 г.

Возвращаясь же к пожарам с трагическими последствиями, использование контрафактных систем привело уже после воронежской трагедии к большим бедам: 14.02.2016 и 02.11.2017 - пожары в общежитии медицинского университета в Смоленске - система «Триада», погибли две студентки из Индии; 21.09.2017 - пожар в Ростове-­на-­Дону в 10-­этажном здании гостиницы Turn House - система «ОКО», погибли два человека; 28.01.2018 г. - пожар в семейном общежитии в посёлке Новоомский Омской области - система «Иртыш», погибли пять человек, в том числе 13­летний и 14­летний подростки, ещё семь человек пострадали. Ни одна из систем не сработала.