Победа в суде (2-ая кассация) по вопросу незаконности использования контрафактных систем передачи извещений о пожаре (СПИ "ОКО", Екатеринбург)

19 апреля 2018 года Арбитражный суд Уральского округа отменил определение Арбитражного суда Уральского округа от 29.01.2018 по делу № А60-9538/2017 Арбитражного суда Свердловской области  и передал дело на новое рассмотрение.

 

Обстоятельства дела:

 

Арбитражный суд Свердловской области 17.08.2017г. рассмотрел дело по иску Федерального государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения «Рефтинское специальное учебно-воспитательное учреждение для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением закрытого типа» (ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ») к Обществу с ограниченной ответственностью «ОКО-Мониторинговая компания» (ООО «ОКО-МК») о расторжении договора и о взыскании 24 185 руб. 32 коп. и встречному иску ООО «ОКО-МК» к ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ» о взыскании 59908 руб. 01 коп.

 

ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ»  и ООО «ОКО-МК» 23.08.2016г. был заключен муниципальный  контракт № 77-16/М, по условиям которого ООО «ОКО-МК»  по по заданию ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ»  обязуется выполнить работы по установке (монтажу) в образовательном учреждении ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ» системы по передаче сигнала о пожаре на пульт пожарной охраны в  пожарной части № 61 г. Асбеста, расположенной в пос. Рефтинском, ул. Молодежная, 10, предназначенного для приема сигналов о пожаре  в автоматическом режиме без участия персонала объекта и каких-либо посредников, передать полученные при выполнении работ результаты в порядке и на условиях, предусмотренных контрактом.

 

Выполнение работ по муниципальному контракту осуществлялось в целях реализации мероприятий по обеспечению пожарной безопасности образовательных учреждений Свердловской области во исполнение требований части 7 статьи 83 Федерального закона от 22.07.2008г. №123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» (далее –  Технический регламент о требованиях пожарной безопасности).

 

При выполнении работ ООО «ОКО-МК» оборудовало объекты  ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ» устройством объектовым оконечным (объектовой станцией) системы передачи извещений «ОКО», которое не совместимо с приемным пультом ПАК «Стрелец-Мониторинг» и не способно передать сигнал "Пожар" по специально выделенному Министерством обороны РФ  МЧС России радиоканалу напрямую в подразделение пожарной охраны пожарной части № 61 г. Асбеста на пульт ПАК «Стрелец-Мониторинг».

 

Таким образом, сигнал тревоги был выведен ООО «ОКО-МК» не в подразделение пожарной охраны пожарной части № 61 г. Асбеста, а — на приемное оборудование «ПАК «ОКО»», незаконно установленное в пожарной части № 61 г. Асбеста и принадлежащее коммерческой организации.

 

Суды трех инстанций, отказывая в удовлетворении исковых требований ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ»  и удовлетворяя требования ООО «ОКО-МК», установили возможность использования программно-аппаратного комплекса "ОКО", установленного на  объекте ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ», для передачи сигнала о пожаре в Пожарную часть № 61 города Асбеста, в соответствии с требованиями Технического регламента о требованиях пожарной безопасности.

 

ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ», оспаривая в Арбитражном суде Уральского округа судебные акты по делу № А60-9538/2017, ссылалось, что в целях обеспечения технической возможности приема подразделением пожарной охраны тревожного сигнала в автоматическом режиме от  социально-значимых объектов защиты,  Приказом МЧС России от 28.12.2009г.  №743  принято на снабжение в системе МЧС России специальное  пожарно-техническое оборудование - «Программно-аппаратный комплекс системы мониторинга, обработки и передачи данных о параметрах возгорания, угрозах и рисках развития крупных пожаров в сложных зданиях и сооружениях с массовым пребыванием людей, в том числе в высотных зданиях с условным наименованием «Стрелец-Мониторинг» (далее – ПАК «Стрелец-Мониторинг»), в состав которого включено   пультовое (приемное) оборудование и ретранслятор.

 

Этим же Приказом МЧС России № 743 от 28.12.2009г. определено: предназначить ПАК «Стрелец-Мониторинг» для оснащения подразделений МЧС России  в соответствии с нормами снабжения согласно Приложению № 3 (пункт 3);  возложить функции государственного заказчика ПАК «Стрелец-Мониторинг» на Департамент пожарно-спасательных сил специальной пожарной охраны и сил гражданской обороны (пункт 5).

 

Соответственно, социально-значимые объекты должны быть оборудованы средствами пожарной автоматики (система сигнализации, объектовая станция «Стрелец-Мониторинг», канал связи),  позволяющими передать сигнал в подразделение пожарной охраны на пультовое оборудование ПАК «Стрелец-Мониторинг».

 

Для обеспечения функционирования Радиосистемы "Стрелец-Мониторинг", в состав которой входит ПАК «Стрелец-Мониторинг» и объектовые станции «Стрелец-Мониторинг», МЧС России Министерством обороны России выделен радиочастотный канал связи, который относится к сетям связи специального назначения, обеспечивающим государственную безопасность (ст. 16 Федерального закона от 07.07.2003 № 126-ФЗ "О связи") (см. судебные акты делам № А55-7351/2014, № А64-1673/2015, №А60-42925/2015, №А57-1796/2016, №А76-8279/2016, №А60-13257/2016 и др.).

 

Несоответствие оборудования названным требованиям означает, что такое оборудование не соответствует требованиям безопасности, его использование создает угрозу возникновения чрезвычайной ситуации, причинения вреда жизни, здоровью граждан, имуществу.

 

Технические средства, предназначенные для передачи тревожного сигнала, устанавливаемые на объекте защиты, в частности объектовая станция,  и  приемное оборудование (пульт), устанавливаемый в подразделении пожарной охраны, входят в состав  единого имущественного комплекса, неразрывно связанного единым технологическим циклом, то есть  объектовая  станция «ОКО» может передать сигнал исключительно на  приемное устройство «ОКО», поскольку  объектовая станция и приемный пульт – элементы одного устройства – системы передачи извещений о пожаре (см. судебные акты по делу №А40-198265/2014)

 

Таким образом, сигнал тревоги был выведен ООО «ОКО-МК» из ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ» на оборудование коммерческой организации, которой принадлежит «ПАК «ОКО»», а  –  не в подразделение пожарной охраны пожарной части № 61 г. Асбеста, поскольку последнее  вправе использовать только ПАК «Стрелец-Мониторинг».

 

Должностные лица пожарной части № 61 г. Асбеста, заведомо зная о том, что в отношении «ПАК «ОКО»» государственных  испытаний на предмет соответствия обязательным требованиям к специальной пожарно-технической продукции, относящейся к оборонной продукции (технические условия на ПАК «Стрелец-Мониторинг»), не проводилось, а прием тревожной информации на пультовые станции электронных средств передачи извещений о пожаре, не соответствующих требованиям к оборонной продукции, не  предусмотрен, имея умысел на нарушение порядка эксплуатации системы автоматического вызова подразделений пожарной охраны с социально-значимых объектов (ч.7 ст. 83 Технического регламента о требованиях пожарной безопасности), действуя в интересах определенных коммерческих структур, обеспечили  условия для  неправомерного подключения ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ» на  пульт «ПАК «ОКО»», тем самым  внедрив в технологическую схему передачи извещений о пожаре, предусмотренную нормативно-технической документацией на специальную пожарно-техническую  продукцию, устройств, не предназначенных для применения (использования) подразделениями ФПС МЧС России.

 

Вышеописанными действиями должностные лица пожарной части № 61 г. Асбеста незаконно ограничили право ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ» не только  на пожарную  безопасность, но и  вынуждая в дальнейшем заключать договоры на техническое обслуживание технических устройств, не отвечающих требованиям безопасности,  что по существу является нецелевым расходованием бюджетных средств, а со стороны коммерческих структур, осуществляющих такое техническое обслуживание — хищением бюджетных средств ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ».

 

Суды, утверждая в оспариваемых судебных актах, что установленное в ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ»  оборудование «ПАК «ОКО»» «исправно, сертифицировано и готово к работе», не проверяли о каком оборудовании  идет речь, допустимо ли его использовать  для обеспечения дублирования сигналов с социально-значимых объектов в целях исполнения требований ч. 7 ст. 83 Технического регламента о требованиях пожарной безопасности, как это соотносится с требованиями законодательства о техническом регулировании. 

 

Согласно ч. 3 ст. 41 Конституции РФ сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом.

 

ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ» имеет право это знать:

 

Где в действительности установлено  «ПАК «ОКО»»? 

 

Кто принимает сигнал тревоги с объекта ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ»  и принимает ли вообще?  

 

Без привлечения к участию в деле пожарной части № 61 г. Асбеста, куда непосредственно должен быть выведен сигнал пожарной тревоги,   ответа на данные вопросы, быть не может. А, следовательно, нельзя установить факт соблюдения ООО «ОКО-МК» требований пожарной безопасности при выполнении монтажных работ. 

 

ФГБПОУ «Рефтинское СУВУ» имеет право требовать от пожарной охраны МЧС России принятия соответствующих мер пожарной безопасности, установленных федеральным законом.

 

Арбитражный суд Уральского округа,  отменяя определение Арбитражного суда Уральского округа от 29.01.2018 по делу № А60-9538/2017 Арбитражного суда Свердловской области  и передавая дело на новое рассмотрение указал: «Пожарная безопасность, как разновидность государственной безопасности –  состояние защищенности личности, имущества, общества и государства от пожаров (ст. 1, Федеральный закон от 21.12.1994 № 69-ФЗ (ред. от 29.07.2017г.) "О пожарной безопасности").

 

Согласно ч. 7 статьи 83 Технического регламента о требованиях пожарной безопасности, в зданиях классов функциональной пожарной опасности Ф1.1, Ф1.2, Ф4.1, Ф4.2 системы пожарной сигнализации должны обеспечивать подачу светового и звукового сигналов о возникновении пожара на пульт подразделения пожарной охраны без участия работников объекта и (или) транслирующей этот сигнал организации.

 

В соответствии с п. 14.4. СП 5.13130.2009. Свод правил. "Системы противопожарной защиты. Установки пожарной сигнализации и пожаротушения автоматические. Нормы и правила проектирования": "... на объектах класса функциональной опасности Ф 1.1 и Ф 4.1 извещения о пожаре должны передаваться в подразделения пожарной охраны по выделенному в установленном порядке радиоканалу или другим линиям связи в автоматическом режиме без участия персонала объектов и любых организаций, транслирующих эти сигналы".

 

Эти требования предписывают обеспечить передачу извещений о пожаре из зданий учреждений дошкольного, школьного профессионального и высшего образования, учреждений здравоохранения, специализированных домов престарелых и инвалидов, интернатов, гостиниц, общежитий, спальных корпусов санаториев и домов отдыха общего типа, кемпингов, мотелей и пансионатов (далее – социально-значимые объекты, объекты защиты) в подразделения пожарной охраны по выделенному в установленном порядке радиоканалу или другим линиям связи в автоматическом режиме без участия персонала объектов и любых организаций, транслирующих эти сигналы.

 

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, между Учреждением и Обществом был заключен муниципальный контракт от 23.08.2016 № 77-16/М, по условиям которого ответчик по первоначальному иску по заданию истца обязуется выполнить работы по установке (монтажу) в образовательном учреждении ФГБПОУ "Рефтинское СУВУ" оборудования по оповещению персонала и пожаре и системы по передаче сигнала о пожаре на пульт пожарной охраны в пожарной части № 61 г. Асбеста, расположенной в пос. Рефтинском, ул. Молодежная, 10.

Выполнение работ по контракту осуществлялось в целях реализации мероприятий по обеспечению пожарной безопасности образовательных учреждений Свердловской области во исполнение требований ч. 7 ст. 83 Федерального закона от 22.07.2008 № 123-ФЗ "Технический регламент о требованиях пожарной безопасности" и п. 14.4. Свода правил 5.13130.2009 "Системы противопожарной защиты. Установки пожарной сигнализации и пожаротушения автоматические. Нормы и правила проектирования".

 

Как указывает заявитель, при выполнении работ Общество оборудовало объекты Учреждения устройством объектовым оконечным (объектовой станцией) системы передачи извещений "ОКО", которое не способно передать сигнал "Пожар" по специально выделенному Министерством обороны России радиоканалу напрямую в подразделение пожарной охраны на пульт ПАК "Стрелец-Мониторинг". Таким образом, сигнал тревоги был выведен не в подразделение пожарной охраны пожарной части № 61 г. Асбеста, а на оборудование коммерческой организации посредника.

 

Суды исходили из того, что подрядчиком представлены доказательства, подтверждающие работоспособность установленного оборудования: акт приемки технических средств в эксплуатацию от 30.08.2016, акт от 31.08.2016 № 1253-4-6/129тм и акт от 29.06.2017 № 1253-4-6/136тм.

 

Вместе с тем истец при обращении иском истец указал на то, что в период с 03.10.2016 по 07.10.2016 в Учреждении проводилась внеплановая проверка Отделом надзорной деятельности и профилактической работы …ГУ МЧС России по Свердловской области. В ходе проверки сотрудники отдела надзорной деятельности проверили систему пожарной сигнализации на автоматическую подачу сигналов с дублированием этих сигналов на пульт подразделения пожарной охраны, но дублирование сигналов не прошло, это свидетельствует о том, что объект с установленным на нем системой «ОКО-З-Ц» не соответствует требованию Федерального закона от 22.07.2008 № 123 «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности». На указанные обстоятельства истец ссылался и в апелляционной, и в кассационной жалобах.

 

Судами первой и апелляционной инстанций на основании представленных ответчиком доказательств сделан вывод о том, что работы по договору выполнены в полном объеме, оборудование установлено, исправно, сертифицировано и готово к работе, иными словами, судами первой и апелляционной инстанций, по сути, сделан вывод о том, что на пульт пожарной части № 61 г. Асбеста в автоматическом режиме передаются данные с оборудования, смонтированного ответчиком, что категорически оспаривает истец.

 

При таких обстоятельствах коллегия полагает, что указанные выводы не могли быть сделаны судами без привлечения к участию в деле Пожарной части № 61 города Асбеста, Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Свердловской области. Рассмотрение настоящего дела без привлечения к участию в нем указанных лиц является препятствием для оценки соответствия выполненных Обществом работ условиям договора от 23.08.2016 № 77-16М, а также нормативно-правовым актам, на которые ссылается заявитель в кассационной жалобе».

 

25 марта 2018 года в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в Кемерово произошел сильный пожар, жертвами которого стали 64 человека, в числе которых 41 ребенок.

 

Пожарная сигнализация, система оповещения, система пожаротушения, система  дымоудаления – ВСЁ было не работоспособно. Причем, пожарная сигнализация в сгоревшем торговом центре «Зимняя вишня» не работала с 19 марта. Об этом в ходе совещания, посвященного ликвидации последствий пожара, рассказал председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин.

 

Совершенно очевидно, что данная трагедия с  гибелью людей является следствием не только грубого нарушения требований пожарной безопасности со стороны  руководителей торгового центра, но и – следствием отсутствия мер пожарной безопасности со стороны пожарной охраны на любых  объектах с массовым пребыванием людей.

 

Вот цитаты из СМИ, которые также  подняли  вопросы ненадлежащего состояния пожарной безопасности на социально-значимых объектах по причине неисполнения требований пожарной безопасности   органами МЧС России:

 

Парламентская газета. Выпуск 30 марта – 5 апреля 2018 г.  Статья « Почему сигнал пожарной тревоги молчал…» https://www.pnp.ru/incident/pochemu-signal-pozharnoy-trevogi-molchal.html : «Почему пожарная сигнализация, система оповещения, система пожаротушения, система  дымоудаления – ВСЕ противопожарные системы  в сгоревшем торговом центре «Зимняя вишня» не работали.

 

…Мы же зададимся другим вопросом. Почему система оповещения о пожаре контролируется некой частной фирмой? Почему жизнь и безопасность тысяч людей находятся в руках какого-то случайного ЧОПовца? Разве не МЧС  является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по надзору и контролю в области обеспечения пожарной безопасности?

 

SOS через посредника

 

Ответы на эти вопросы можно поискать в истории прошлых трагедий. Например, в истории резонансного пожара 13 декабря 2015 года в Воронежском психоневрологическом диспансере в селе Алферовка. Тогда погибли 23 человека, и тогда якобы не сработала система автоматического вызова пожарных. Так может быть все дело в технике?

 

…к специальному пожарно-техническому оборудованию с условным наименованием «Программно-аппаратный комплекс (ПАК) «Стрелец-Мониторинг», которым был оснащен диспансер, вопросов нет. Этот комплекс - основа всей противопожарной системы на соцобъектах с 2009 года. Предназначен он для приема сигнала «Пожар» в автоматическом режиме. Тогда сигнал вообще не дошел до пожарной части потому, что объект был подключен не напрямую, а через посредника, где и был установлен приемный пульт. Сигнализация сработала, но диспетчер коммерческой организации посчитал этот сигнал ложным и не передал его  пожарным. Чудовищно то, что пожарная часть находилась всего в 700 метрах от диспансера.

 

При этом Федеральный закон от 22.07.2008 года №123 «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» прямо запрещает передачу тревожного сигнала через посредников. Часть 7 статьи 83 предписывает: обеспечить передачу извещений о пожаре в подразделения пожарной охраны из зданий соцобъектов в автоматическом режиме без участия персонала объектов и любых организаций, транслирующих эти сигналы.

 

По следам воронежской трагедии МЧС выпустило приказ №35, в котором  фактически отказывалось от передачи сигнала напрямую в пожарную часть.  Этим же приказом предписывалось направить в Госдуму законопроект о внесении изменений в статью 83 ФЗ-123 в части включения в схему дублирования сигналов о пожаре коммерческих структур в лице частных охранных предприятий, мониторинговых организаций и т. п.   МЧС обосновывало свою инициативу тем, что  существует значительное количество мониторинговых центров, ЧОПов и иных организаций, предоставляющих подобные услуги, которые способствуют занятости населения.

 

Законопроект был отклонен Госдумой по тем основаниям, что передача тревожного сигнала о пожаре через посредника ведет к задержке приезда пожарных подразделений и, как следствие, к возможности гибели людей. Кроме того, коммерческие структуры ответственности за не поступление сигнала о пожаре не несут, так как действующим законодательством она возложена на собственника объекта и подразделения ФПС МЧС России. И еще: передача тревожного сигнала о пожаре через посредника означает нецелевое расходование бюджетных средств на «фиктивные» услуги посредников, так как вызов любых аварийный служб на территории России является бесплатным.

 

Закон не указ

 

Несмотря на то, что законопроект был отклонен,  сегодня МЧС фактически санкционировало введение посредников в схему дублирования сигналов о пожаре, а также разрешено применение любых систем передачи извещений без проведения государственных испытаний в установленном порядке. Во многие регионы и муниципалитеты потоком хлынули коммерсанты всех мастей с заманчивыми предложениями разместить закупленные ими «по дешевке» системы.

 

И это несмотря на то, что, …Федеральный закон «О государственном оборонном заказе» №275-ФЗ от 29.12.2012 разрешает использование подразделениями МЧС только специальную пожарно-техническую продукцию, которая относится к категории оборонной, и для нее разрабатываются обязательные требования. До ее передачи государственному заказчику она  должна пройти государственные испытания, приемку и получить разрешения на применение.

 

К слову, технические требования на ПАК «Стрелец-Мониторинг» были специально разработаны в соответствии с государственным оборонным заказом по поручению президента страны и Правительственной комиссии. Но, несмотря на это, МЧС с 2012 года ни разу не проводило  закупки  комплекса и не выделяло бюджетных средств на техническое обслуживание уже установленного оборудования. Вместо этого, МЧС разрешено размещать  на безвозмездной основе любые системы, причем не только не прошедшие государственных испытаний, но и даже несертифицированные.   Формально положения Федерального закона «О государственном оборонном заказе» №275-ФЗ не нарушаются, ведь бюджетные деньги на закупку «левых» систем не потрачены. Но при этом, закрываются глаза на то, что такие системы не соответствуют требованиям безопасности, т. е. потенциально опасны.

 

Цифры

 

Согласно официальным данным статистического сборника «Пожары и пожарная безопасность в 2016г.» внедрение ПАК «Стрелец-Мониторинг» позволило резко сократить количество погибших на пожарах на социальных объектах с 83 человек в 2013г. до 2-х человек в 2016г..  Возвращаясь же к пожарам с трагическими последствиями, то использование контрафактных систем привело уже после воронежской трагедии к большим бедам: 14.02.2016г. и 02.11.2017г. пожары в общежитии медицинского университета в Смоленске – система «Триада». Погибли 2 студентки из Индии. 22.09.2017г. пожар в Ростове-на-Дону в 10-этажном здании гостиницы Turn House - система «ОКО». Погибли 2 человека.; 28.01.2018г. пожар в семейном общежитии в поселке Новоомский Омской области – система «Иртыш». Погибли пять человек, в том числе 13-летний и 14-летний подростки. Еще семь человек пострадали. Ни одна из систем не сработала» .

 

Парламентская газета. Статья «Не надо экономить на пожарных. Повторяющиеся возгорания в Ростове-на-Дону обнажили проблемы «оптимизации» спасательных служб» ( https://www.pnp.ru/social/ne-nado-ekonomit-na-pozharnykh.html ): «…В центре Ростова-на-Дону 21 сентября вновь вспыхнул пожар. Горела 10-этажная гостиница, пострадали люди. Инцидент произошёл ровно через месяц после крупнейшего в новейшей истории города пожара, когда огонь почти полностью уничтожил исторический центр. Тогда полностью сгорели 118 домов, в которых проживали 218 семей, за помощью к медикам обратились 58 человек, девять были госпитализированы. Один человек погиб.

 

По факту пожара возбуждено уголовное дело. Нанесённый ущерб исчисляется несколькими миллиардами рублей…

 

Но вот вопрос: почему через два часа с момента возгорания площадь пожара увеличилась с 600 до 5000 квадратных метров, а в следующие полтора часа — уже до 10 000 квадратных метров? Известно ведь, что проще всего потушить пожар в первые минуты, пока огонь не распространился. Это аксиома пожарного дела…

 

Получается, что одной из причин быстрого распространения пожара стала элементарная нехватка воды… И вот тут впору вспомнить, что уже не первый год в МЧС идёт так называемая оптимизация. Естественно, происходят увольнения, а кроме них, ещё и идут сокращения плановых и внеплановых проверок, подаваемые как сокращение нагрузки на бизнес и избавление от излишних функций. Но как можно качественно осуществлять государственную функцию по надзору за выполнением требований пожарной безопасности, в том числе и органами местного самоуправления, если в результате реформирования численный состав федерального государственного пожарного надзора сокращён более чем на 50 процентов? Неоднократно заявлялось, что проводимая с 2014 года «оптимизация» структуры МЧС, в том числе государственного пожарного надзора, вспомогательных и обеспечивающих служб, направлена на увеличение штатов реагирующих подразделений. Логика понятна: бухгалтеры уходят, спасатели приходят. Но реального увеличения штатов пожарно-спасательных подразделений нет! Сократилось количество учебных центров, проводивших подготовку и переподготовку пожарных. Практически полностью ликвидированы пожарно-технические центры федеральной противопожарной службы, ремонт техники теперь обязаны проводить территориальные органы МЧС.

 

Итог — по состоянию на июнь 2017 года общий некомплект штатной численности федеральной противопожарной службы МЧС в регионах составляет более 37-40 процентов от указанной численности. В день пожара… некомплект личного состава в боевом расчёте составлял около 25 процентов.  …пожар на площади около 600 квадратных метров тушили всего трое пожарных. И вот тут возникает главный вопрос: ну и что толку, что они выполнили норматив и приехали вовремя? …По логике «оптимизации» всё понятно. Но вот только возникает вопрос: а кто будет тушить пожар?».

 

Парламентская газета. Статья «Уволить в пожарном порядке. Чрезвычайные происшествия с многочисленными жертвами пугающе часто стали звучать в информационных сообщениях» (https://www.pnp.ru/social/uvolit-v-pozharnom-poryadke-2.html) : «Или вот ещё факт. В … интервью «Российской газете» Ринат Еникеев отвечал на вопрос Владимира Кравченко из Костромы, который сообщил вопиющий факт: посещая родственников в корпусе стационара 13 сентября 2017 года, он почувствовал запах гари и нажал кнопку с надписью: «Нажать при пожаре». И никаких действий не произошло. Сирены не завыли, из колонок ничего не говорилось, хотя они висят по коридору. А медсёстры сказали, что сигнализация уже давно не работает. Как такое возможно в медицинском заведении с лежачими больными? А теперь представьте, что он ответил. Вместо того чтобы встревожиться, немедленно позвонить в Кострому своим подчинённым и разобраться, Еникеев заявил: «…Когда человек приводит в действие ручной извещатель, сигнализация не срабатывает, идёт сигнал на пульт. Я вполне допускаю то, что сигнал пришёл к этому товарищу, у которого в ручном режиме всё: управление эвакуацией, нажать на тревогу и так далее. Он, вполне возможно, увидел датчик, который сработал, и позвонил дежурной сестре. А та ему сказала: «У меня все нормально. — Ты точно уверена? - Да, точно уверена».

 

И это ответ главного противопожарного инспектора? …Еникеев не может не понимать, что несрабатывание систем оповещения о пожаре и управления эвакуацией однозначно означает, что пожарная сигнализация находится в неработоспособном состоянии. Поскольку речь идёт о социально значимом объекте, тревожный сигнал, а также сигнал о неисправности пожарной сигнализации поступает на пульт подразделения пожарной охраны. Если пожарная сигнализация «уже давно не работает», то получается, что дежурный диспетчер подразделения МЧС России видел это, но никакие должные меры предприняты не были!».

 

Постановление Арбитражного суда Уральского округа